Даже Путин не спасёт эту страну от мудаков

[reposted post]Хорошо ли будет, если у испанского соседа "корова сдохнет"?
Кортес
periskop
reposted by dr_denim_spb
С каталонским референдумом меня несколько удивляет наличие большого количества кровожадных юзеров, радующихся, что "у соседа корова сдохла" и что поскорей бы большие страны ЕС атомизировались и распались на бессильные кусочки. Дескать, "по отдельности с ними проще выстраивать отношения". На самом деле - наоборот, если вместо Испании будет семь кусочков, их-то как раз проще будет прибрать к рукам наиболее сильным игрокам, в смысле влияния. И будет в Европарламенте или ООН не 1, а 7 голосов за какое-то мероприятие, угодное Главному Игроку (в евроатлантическом мире). Да и евробюрократии в Брюсселе будет проще диктовать условия относительно небольшой территории. Поэтому России с геополитической точки зрения распад крупных стран ЕС не выгоден. Исключение только одно: Великобритания, там действительно отделение Шотландии многое изменит.

Что не удивило - так это полный набор стандартных графических штампов: цветочки для полиции, подавление беззащитных толп честных граждан до зубов вооруженными тонтон-макутами империи, медийно привлекательные для трафика расквашенные физии страдальцев. Было раньше, применяется сейчас, и неплохо действует на массы. Смотрим:

Читать далее. Примеры картинок, карты, инфографикаCollapse )

[reposted post]Почему государство столь упорно наступает на пиратские грабли
Фото
fritzmorgen
reposted by dr_denim_spb


Печальные новости. Вступил в силу закон о блокировке зеркал пиратских сайтов. Если сейчас для доступа к любимому пиратскому сайту достаточно знать адрес свежего зеркала, возможно, скоро придётся устанавливать прокси и прибегать к тому подобным ухищрениям. Это очень плохо, причём как для общества, так и для государства.

Дальше...Collapse )

ЕС и новая мировая реальность.
dr_denim_spb
1
Великобритания выходит, это стало ясным окончательно.
Что теперь ждет мир, каковы прогнозы и расчеты?

ЕС было создано руками США в качестве системы сдержек и противовесов в Европе. Америке было важно иметь инструмент давления на каждую страну в Европе, и такой инструмент должен был быть создан как универсальный и действенный. Иметь дело с каждой из двух десятков стран в Европе было возможно, да, но хлопотно. Пока договоришься, пока утрясешь все детали, пока согласуешь интересы каждой из стран, да приведешь их к одному знаменателю (особенно к тому, который бы устраивал сами США)...И создание единого союза - это был сильный и грамотный ход. ЕС стал коллективным органом управления всех видов - политическим, экономическим, социальным. Больше не было необходимости вести торги с каждой страной - можно было надавить лишь на некоторых нужных людей в управлении ЕС и требуемое решение принималось. С момента создания ЕС задача США по контролю Европы облегчилась многократно. Если, скажем, Германия начинала торговаться за какие-то пункты и позиции, то отныне США имели возможноть было продавить свою волю через политически и экономические управленческие структуры ЕС. Ни для кого не секрет, что Великобритания была главным партнером и союзником США в ЕС.
Но с сегодняшнего дня кое-что изменилось - Британия выходит из управления Евросоюзом. Что это значит для нее самой и остального мира?

По сути Евросоюз представлял из себя конгломерат из трех основных экономик - Германия, Франция и Британия, плюс трех-четырех экономик второго плана (Испания, Италия, Австрия) и пачки экономик всех остальных стран. Но лидирующие позиции занимали именно первые три страны. Каждая из них была достаточно сильна, но все трое вместе представляли собой классический треугольник сдержек и противовесов - всегда была возможность воздействовать на одну из них при помощи оставшихся двух. Тем самым явное лидерство какой-то одной страны нивелировалось.

Но Британия добровольно покидает союз, оставляя Германию лидером. Франция, в одиночку, не способна противиться экономической воле Германии. Все же именно немцы обладают самой крупной и эффективной экономикой ЕС. Франция вместе с Британией (читай - ставленником США) могла сдержать Германию, но в одиночку - больше не может.
Позиции Германии после брексита укрепятся, позиции Франции - ослабятся, позиции остальных членов ЕС - также ослабятся. Теперь Германия имеет возможность стать единоличным правителем Европы. Хорошо это или плохо? Смотря для кого.
Для самой Германии - хорошо. Всегда хорошо править самому, чем быть вынужденным прислушиваться к мнению других.
Для Франции - плохо политически - ее "вес" и так падал, и теперь продолжит падение. Экономически - непонятно. Германия может как поддержать экономику Франции, так и наоборот - подчинить себе.
Для остальных стран ЕС брексит хорош - Германия будет заботиться о них с тем, чтобы они не вздумали запустить цепную реакцию выхода. По крайней мере - первое время.
Для России брексит хорош. Нам намного легче договариваться с одной Германией (с которой у нас довольно приличные экономические и политические связи), чем с Британией, которая преследует интересы США.
Для Китая - тоже хорош, по тем же причинам, что и для России. Китаю проще договориться с одной Германией, чем с целым блоком стран.
Для США - плох, ибо теряется не просто один из инструментов контроля Европы (Британия). Возникает новый мощный и, что важнее, единственный лидер Европы. Такая ситуация для США плоха тем, что нивелируется самый смысл создания ЕС. Одна сильная страна в качестве лидера целой Европы означает появление нового глобального игрока, который как конкурент совсем не нужен США. Ему хватало Китая и России для своих игр, а теперь Германия получает возможность играть в собственную игру, которая ой как не факт будет совпадать с игрой США.

А помните, как некий австрийский художник мечтал об объединении Европы под сильной рукой Великой Германии....
Похоже, 70 лет назад ему следовало не воевать, а создать ЕС :-)

Ну что - санкции - все??
dr_denim_spb
Новость из Франции, что принята рекомендательная резолюция о поэтапном снятии санкций.
Французы давно оценили свои и евросоюзные потери, но ожидали неких компенсаций от США.
Компенсаций не то, что не поступило, так Штаты ещё и договор трансатлантический пытаются всучить...
Похоже, что даже до самых толерантных французских политиков дошло, что их кинули и наебали.
Ну, теперь ждём пока боши раздуплятся, а там и до остальных дойдёт, что флажком уже махнули и можно сворачиваться.
С богом, православные! :-)

http://www.forbes.ru/news/322273-senat-frantsii-progolosoval-za-smyagchenie-antirossiiskikh-sanktsii

Работа в офисе. Кризис и тучные времена.
dr_denim_spb
Я работаю в офисе всю свою сознательную жизнь, целых полтора десятка лет, - начал с работы в офисе таможни, продолжил в офисе строительной компании.
При этом мне знакома работа "на себя" с понятием "свой бизнес". Не будет откровением сказать, что собственное дело - тот еще геморрой и нагрузка.
Но пост про работу в офисе, про ее плюсы и минусы и что сейчас происходит с офисным планктоном.
Два года назад офисная деятельность была достаточно почетна - все же "мозгами работаем, а не улицы метем". И график понятен, и нагрузка распределена тем или иным образом. Так какие плюсы имеет офисная работа?
Они примерно следующие:
* Четкий ежедневный график с... и до ... Это большой плюс, так как человеческая психика лучше всего работает в режиме предсказуемости и планирования. Режим "аврала" доступен ей на короткое время, потом наступает перегрузка, заканчивающаяся депрессией.
* Четкая зарплата. Это также плюс, ибо позволяет планировать расходы, оптимизировать их и не бояться будущих трат.
* Постоянный коллектив. В смысле - сидят в оупен-спейсе 25 человек и постепенно становится комфортно именно от такого количества окружающих. Всегда знаешь, кто где и чем занимается и к кому когда и зачем обратиться. Причина - та же стабильность и желание видеть мир неизменным.
* Чаще всего границы своей компетентности и рабочих обязанностей ограничены и "устаканены", что также плюс. Знаешь с какого момента надо начинать работать и каким моментом заканчивать. И чем "прикрыть попу" в случае косяка. Стабильность и порядок же.
* В многочисленном офисе нередко заводятся личностные отношения - от друзей до любимых и супругов. Несомненный плюс, поскольку в современном мире у человека крайне мало свободного времени на поиск партнера/друга/супруга. А то время, что свободно, чаще всего тратится нерационально. В таком случае, наличие в течение 8 часов вокруг других сотрудников, очень способствует и экономии времени на поиск знакомств, и на больший шанс удачного знакомства.
В целом можно констатировать, что офисная работа хороша тем, что дает эту пресловутую стабильность и равномерность, что благотворно действует на внутренний психический порядок. Да, сотруднику может стать скучновато годами делать одну и ту же работу, но мы сейчас говорим об офисной работе в принципе. Если уж стало скучно - можно перейти в другое подразделение и набрать новизны там и просто сменить один офис на другой.
Минусы:
* Производимая деятельность и ее плоды мало отражаются на получаемой зарплате. Офисный бомонд работает как некий механизм, при этом усилия какого-то отдельного узла/винтика видны плохо. Руководством компании принимается формула "работа идет, компания в прибыли, зарплата платится - и не надо ничего менять, чтобы не было потрясений и сбоев механизма".
* Отсутствие свободы передвижений. Речь о том, что не-офисные сотрудники имеют возможность уйти пораньше/прийти попозже/отпроситься в течение дня. Потому что руководство, которое считает одной из своих целей контролировать трудовую дисциплину (и не безосновательно, между прочим), чаще всего находится именно в офисе.
* Офисная стабильность, указанная выше, располагает к некоему расслаблению психики, привыканию. Сотрудник начинает побаиваться изменений, опасаться увольнения, сама мысль о том, что налаженный островок стабильности может вдруг рухнуть, начинает пугать. Это мешает мыслить свободно, искать новую работу и возможности.
* В случае, если знакомство или контакт с другим сотрудником оказался неудачным или даже негативным - нелегко работать бок о бок с таким коллегой дальше. Часто этот факт ведет к вынужденной смене любимой работы или депрессии.

С примерно 2014 года - началом системного кризиса в России, офисная работа приобрела некоторые новые черты и особенности.
До этого момента работодатель не слишком обращал внимания на отдельно взятого сотрудника - механизм он и есть механизм - вытащи одну гайку, поставь другую и механизм работает по-прежнему. Но с началом экономических трудностей, произошло следующее - некоторую часть "офисников" сократили как часть плана по оптимизации затрат. А оставшаяся часть сотрудников стала более ценной! Это видно по тому, что работодатель стал понимать - новых проектов нет или мало, выбивать заказы и новые возможности все труднее, и как только появляется какой-то новый проект, его стараются отработать максимально быстро и эффективно. Тучные времена закончились, теперь рулить начала госпожа Эффективность. А наибольшая эффективность достигается, во-первых, наиболее компетентными и лояльными сотрудниками (как раз они и остались в офисе после серии сокращений); во-вторых, если быть невнимательным к таким особо нужным специалистам, то в офисе останутся как раз не они (специалисты найдут себе работу всегда), а кому повезет/не повезет, т.е. случайные сотрудники. Среди них могут быть компетентные, а могут и не быть.
И руководство коммерческих компаний это стало понимать. Стала даже появляться практика, что самых толковых специалистов не увольняют даже когда работы нет вообще и совсем! Их выгоднее содержать с любой недозагрузкой (вплоть до 100%) потому, что если завтра появится наконец-то проект или возможность, эти спецы начнут свою бурную и компетентную деятельность в следующую минуту. И им не потребуется время на раскачку, на обучение, на ознакомление с условиями и пр. Да и расширение штата они проведут мгновенно и профессионально, грамотно подбирая и обучая новых сотрудников.
Другими словами, работодатель оценивает, что новый проект будет готов выйти на полные обороты (при наличии спецов) в кратчайший срок, а если пожадничать и сократить максимум, то для "раскачки" и подготовки при отсутствии специалистов, потребуется немалое время. А в кризис скорость, оперативность и эффективность решают все.
Вот и получается, что "офисный планктон" в целом можно разделить на 2 категории - специалисты и "так себе" сотрудники. Вторым в кризис стало явно сложнее - их увольняют в рамках сокращений расходов и не берут на новые работы в тех же рамках. А специалистам стало вольготнее - их берегут как стратегический резерв, делают послабления и платят зарплату даже при отсутствии работы и прибылей. Дешевле не экономить на качественном инструменте, ибо когда он нужен, его не заменят три дешевых...

Я так жить был не согласен. Часть четвертая.
dr_denim_spb
Стоя возле подъезда дома, где жила Юлькина подруга, и где, как я надеялся, эти три дня ночевала Юлька, я видел нужные мне освещенные окна на третьем этаже. Был уже поздний вечер, но свет в этих окнах гаснуть не собирался. Периодически там мелькали фигуры, кто-то курил у кухонного окна и в эти минуты, при открытой форточке, до меня доносилась музыка.
У Ирки, похоже, были гости; впрочем, это вполне рядовое явление - знакомых по общаге ребят у нее было много и они часто засиживались до поздней ночи.
Помучавшись в сомнениях - идти или нет - я все же решил подождать, пока гости начнут расходиться. Понимал, что если заявлюсь сейчас, то самое вероятное, что меня ждет - издевки и неделикатный пинок под зад. И хорошо, если это случится наедине...а то ведь могут и прилюдно выгнать.
- "Нет, буду ждать" - решил я, устраиваясь на скамейке в в десяти метрах от подъездной двери.
Начался снег, он густел с каждой минутой и укрывал серый невзрачный город своей чистотой. Через час двор был уже засыпан снегом. Скамейка, на которой я приютился, укутавшись в пуховик по самый нос, искрилась в свете уличного фонаря. Я сидел, каждые двадцать минут закуривая новую сигарету, наблюдая за искрами снега; медленно текли воспоминания о Юльке, нашем с ней затянувшемся романе и о том, зачем я, собственно, сюда пришел и чего ждал.
Сначала мне казалось, что хочу лишь возможности извиниться за свой столь низкий поступок. Но спустя некоторое время, я осознал, что мои извинения ничего не стоят, да и не нужны они уже никому.
Потом всплыла мысль, что я по-прежнему люблю свою девочку и стоит попробовать хоть как-то вернуть все назад...раскаянием, извинениями...что попросит - то и сделаю, уже решил я. Но и эта мысль, после обдумывания, оказалась ерундовой - не за тем же я затеивал весь тот спектакль, чтобы сейчас вернуть все назад. Только с гораздо худшими позициями, чем раньше. Нет, Юлька была мне дорога...слово "люблю" как бы казалось почти правильным...Но ведь я действительно не хотел возвращать все назад как было!
Последняя здравая мысль, на которой я остановился, оказалась даже слишком простой - я просто хотел видеть ту, без которой мне было так трудно жить. С которой связаны долгих 4 года моей жизни. Которая была для меня лучшей и единственной. Жить без нее для меня было мучительно трудно... но жить с ней - невыносимо и вовсе. Похоже, что плата за любовь оказалась для меня неподъемна. Любовь против свободы...вот уж нарочно не придумаешь такую издевку судьбы.
А между тем, часы показывали уже 2 пополуночи и я забеспокоился. Снег прекратился, свет в окнах - погас, но из подъезда не вышел никто. Никто из тех, кого я мог ожидать. Что же делать теперь - отправляться домой, либо ждать дальше? Если ждать, то уже восьми утра, когда девчонки соберутся на учебу; но выдержу ли я так долго.
Решив, что сам раз сам виноват, то самому и терпеть, я отправился неподалеку в круглосуточное кафе - там можно было выпить кофе и погреться. До 8 утра я сбегал в это кафе трижды. В последний раз девушка-официантка несмело спросила у меня, принимая заказ на кофе:
- "Простите, а вы ждете кого-то?"
Я устало пожал плечами, но все же ответил: "Девушку жду. Свою". Потом, видя ее недоуменный взгляд, кинутый на часы, добавил: "Бывшую уже".
Официантка приподняла брови, но, видимо, решив, что тут нечего сказать, кивнула и понесла мне кофе.
Когда я уже выходил, она окликнула:
- "Вы так ее всю ночь ждете, да?"
Я повернулся в дверях и внимательно глянул на нее:
- "Вам меня жаль, наверное? Молодой человек, ждущий всю ночь, и идущий встречать девушку с утра...Романтично, правда?"
Официантка чуть покраснела, но ответила с некоторым вызовом в голосе:
- "Да, романтично. Меня вот так никто и никогда не ждал!"
Я был слишком уставшим, чтобы вступать с ней в разговор, поэтому ответил кратко:
- "Вам очень повезло, честное слово"
Я торопился обратно, почти бежал к этому подъезду с дверью, выкрашенной в нелепый зеленый цвет. Боялся, как бы Юля не ушла случайно, пока меня нет. И еще пять минут стоял возле прежней скамейки, вглядываясь в людей, хлопавших дверью подъезда. Внутри уже начало подниматься отчаяние, что я опоздал, как наконец-то очередной дверной хлопок выпустил наружу мою девочку. Ее знакомая тоненькая фигурка в рыжей шубке, подняла в моей душу целую волну радости.
Юлька торопливо огибала заснеженную клумбу, поглядывая на часы. Я сделал несколько шагов навстречу и, видя, что она не замечает меня, окликнул:
- "Юль...." - но мой голос сорвался и был еле слышен. Тогда я повторил:
- "Юль, привет".
Я заметил, как она вздрогнула от неожиданности, резко повернулась на ходу, и чуть не поскользнувшись на высоком каблуке, с изумлением произнесла:
- "Ой, привет! А ты чего тут делаешь? Ты меня ждешь?"
В ее голосе было столько беспокойства, столько знакомой нежности, он был так мне знаком и дорог...Но я не решался подойти ближе.
- "Тебя. Можно тебя проводить до универа?" - я с внутренним вздохом отметил в своем голосе виновато-заискивающие нотки.
Она смотрела на меня долгим взглядом и молчала. Я занервничал:
- "Я только проводить, ты не думай..." - видя, что Юлька по-прежнему молчит, я продолжил: - "Я тут всю ночь стою, надеялся, что ты выйдешь..."
Юля вздохнула:
- "Куда я выйду? Пойду по улице гулять зимой ночью?" - и она протянула мне руку: - "Давай провожай, раз уж так долго ждал".
В ответ я бережно взял ее за руку, ощутив изящные пальчики под тонкой кожей перчатки.
Несколько минут мы шли молча, так удивительно точно совпадая шагами, хрустящими по свежему ослепительно белому снегу, что казалось, будто идет один человек. Я никогда раньше не замечал, что это такое удовольствие - просто идти рядом со своим любимым человеком. Идти рядом и молчать. Молчать так, что никакие слова были не нужны - я точно знал, что чувствует она и был уверен, что она также знает, о чем молчу я.
В какой-то момент она зябко поежилась и я тут же встревожился:
- "Холодно, Юль? Давай кофе выпьем? Если можешь..." - в этот момент мне до смерти хотелось, чтобы она ответила согласием. Мысленно я взмолился "Не откажи мне, я очень прошу".
Но Юлька взглянула на часы:
- "Нет, я тогда на первую пару опоздаю". - и прибавила шаг.
Вероятно, мое расстройство было столь очевидным, что она искоса глянула на меня и вдруг улыбнулась:
- "Правда, сегодня вообще какая-то ерунда будет по учебе - только две пары - первая и четвертая"
Я возликовал внутренне! Мне было понятно, что если между парами такой большой перерыв, то большая часть народа придет на первую и не придет на последнюю! На всякий случай, я уточнил:
- "Ты хочешь пойти на первую и не ходить на четвертую?"
Юлька энергично кивнула:
- "Потом перепишу у кого-нибудь". - и неожиданно спросила: "Ты в самом деле ждал всю ночь?"
Я улыбался уже открыто, не боясь что меня "срежут":
- "Ну да. Пришел к 11 вечера и сидел на скамейке. Иногда кофе бегал пить в ту кафешку, ну где вы часто сидите с девчонками"
Моя любимая еще раз кивнула, не останавливаясь.
Так мы подошли к учебному корпусу нашего универа. Точнее, моим он был уже бывшим, но от этого более любимым мне не казался :-)
У самого входа, здороваясь с сокурсниками, торопливо забегающими в уютное тепло, Юля поинтересовалась:
- "Подождешь?"
И тут же сама добавила с чуть язвительной улыбкой:
- "Раз уж всю ночь на улице провел, что еще пару часов выдержишь, а, дорогой мой?"
Я утвердительно затряс головой, не решаясь вслух высказать свою радость. Потом несмело потянулся поцеловать ее.
Но Юлька мгновенно отстранилась, закинув голову назад. Потом она глянула мне в глаза и мне показалось, что я увидел там всю ее обиду, боль и разочарование, которые поселились в ее душе после той злополучной ночи.
Виновато отходя на шаг, так и не коснувшись своей девочки, я произнес:
- "Да, прости, я не подумал, что ты не захочешь целоваться..."
Но не давая мне договорить, Юля сама прильнула ко мне и прижалась своими губами к моим. Секунду я не верил в происходящее, а потом, спохватившись, начал жадно отвечать ей. Я целовал ее так, будто мы не виделись полгода, будто завтра она умрет и это наш последний поцелуй.
А в следующую секунду она укусила меня за губу. Больно и намеренно. И тут же ее взгляд предупредил меня: "Только посмей сказать что-нибудь!".
Естественно, я промолчал. Ощущая вкус крови во рту, я смотрел на свою любимую девушку и молча ждал.
Стоя ко мне спиной, Юлька скинула шубку с плеч и начала стряхивать с нее налипшие хлопья подтаившего снега. Потом она повернулась: "Будешь ждать?"
Я лишь улыбнулся на этот вопрос-проверку. Конечно, я буду ждать.
Она тоже улыбнулась - ответ ей был не нужен - и пошла по коридору к своей аудитории. Ее каблучки тонко цокали по кафелю и я поймал себя на мысли, что этот звук за последние годы стал мне родным.
Но что будет дальше? Как жить с тем, что произошло? Простит ли она меня? Изменится ли она, изменюсь ли я.
Краем глаза я заметил, что Юля, уходя вдаль по коридору, перекинула из руки в руку шубку и подняла вверх правую. Я присмотрелся. Она, не оборачиваясь и не останавливаясь, небрежно начертила в воздухе знак сердечка...и спустя секунду - еще один - знак вопроса.
- "Да!" - я крикнул это громко, на весь коридор. - "Да, Юля, да!!!"

Я так жить был не согласен. Часть третья.
dr_denim_spb
Со дня расставания с Юлей прошли три недели - за это время я успел сделать одну огромную глупостью, в самом начале этих недель. Я расскажу о ней чуть позднее.
А потом дни побежали за днями. Мне наконец-то стало хватать времени - того драгоценного времени, которое всегда приходилось экономить. Теперь же я был свободен и даже чувство утраты любимой женщины не могло пересилить удовольствие одиночества.
Я знакомился ежедневно, в самых неожиданных местах, с самыми разными девчонками, но делал я это лишь для того, чтобы подчеркнуть острое чувство одиночества. Я задерживался на работе и знал, что никого не тревожит где я и что со мной. Фактически я прекратил всякое общение даже с друзьями ради того, чтобы побыть одному. Я осознал, как сильно я устал от жизни, которую вел последние годы. Мне как воздуха не хватало пустоты и тишины.
В какой-то из выходных я просидел почти двое суток дома, отключив телефон и не отвечая на письма знакомых в эл.почте. Я ел, спал, валялся в ванной, смотрел фильмы, готовил себе обеды и намыл всю квартиру на два раза. И каждую текущую минуту я ощущал что эта минута жизни наполнена спокойствием и безмолвием.
Конечно, я понимал, что это состояние не будет тянуться долго - по своей натуре я был экстравертом, жить без общения и чувств я не мог. И в один из дней в дверь позвонила Настя. Вообще, мы частенько виделись на работе, но общение не складывалось - мне все казалось, что она смотрит на меня с презрением и жалостью, а я не хотел проверять, так ли это.
Настя звонила дважды по телефону мне домой и я оба раза проигнорировал ее звонки, но сейчас, видя ее в дверной глазок, я не был против ее компании.
- "Привет, Настен, неужели ты решила меня проведать?" - мне было любопытно, зачем она пришла.
- "Ты один дома?" - Настя окинула взглядом вешалку в коридоре. - "Привет"
- "Естесственно, один. Составишь компанию?" - я пропустил ее в прихожую.
Пока она снимала сапожки, я разглядывал ту, с которой меня связывали столько непростые отношения. В принципе, я ей ничем не обязан, и никакой власти у нее надо мной нет - сама пришла тогда в гости, сама приняла мое предложение остаться, и сама же легла в мою постель. Единственно, что мне было неудобно помнить, как Настя была свидетелем моей слабости. "Да и ладно", решил я, "мне с ней не детей крестить".
- "Пить будешь?" - спрашиваю. - "Есть вино и ликер"
- "Давай чаю лучше" - Настя вытягивает ноги, усевшись в глубокое кожаное кресло. - "Чистота-то какая у тебя. Сам убираешься?"
- "Ну, ты же не приходила помочь" - отшучиваюсь я. - "И вообще, я чистюля, если ты не знала"
- "Не знала...мы с тобой вообще мало знакомы" - у Насти изящные прямые ноги и красивой формы ступни, аристократические, я б сказал. Похоже, и она это знает, потому что потягивается, сидя в кресле, показывая мне всю длину своих ног до самой середины бедра.
- "У тебя юбка задралась" - говорю как бы невзначай, но с некоторым намеком в голосе.
- "Тебя это смущает?" - парирует Настя. - "Так не смотри"
Я разливаю чай по чашкам, разворачиваю шоколадку, ломаю ее на части. - "Может, мне нравится смотреть на твои ноги, Настена"
- "Не тебе одному" - отвечает она с усмешкой, беря чашку.
Да, я отвык, отвык от таких девушек. Моя Юленька всегда открытая и бесхитростная, ей не приходилось играть с мужчинами, выманивая их на откровенность. Эта же девушка, напротив, очень хорошо знает мелкие женские хитрости.
- "Ты мимо проходила или специально в гости шла?" - мне требуется время, чтобы настроиться на игру с ней. В целом, я не против поиграть, вот только забылись нужные приемчики.
- "Как твоя Юля?" - Настя смотрит на меня в упор, ее губы чуть изгибаются в улыбке.
Я мрачнею. - "Она не моя, если кто забыл. Мы расстались после того вечера".
"Ооо..." - сочувственно тянет моя гостья. - "И больше не виделись?"
"Нет" - я отвечаю нарочито резко, чтобы показать что мне не нравится эта тема. - "Тебе-то это зачем? Хочешь занять ее место в постели?"
- "Нууу..." - Настя откидывает голову, разглядываю люстру под потолком. - "Я уже заняла его разок...". Ее темные волосы от резвого движения головой рассыпаются по плечам.
Н-да, стерва все-таки :-) От этой мысли я даже улыбаюсь. Ладно, давай так, посмотрим у кого нервы крепче.
- "Душ вот там" - показываю рукой в коридор. - "А где кровать - ты и сама вспомнишь"
Настя чуть поворачивает голову, искоса смотря на меня, и мне кажется, что я вижу как мелькают в ее голове мысли. - "Расскажешь о ней?" - она не уточняет о ком, но мне и так понятно.
- "Слушай"- говорю. - "Ты сюда пришла за моей исповедью, что ли?" - я продолжаю улыбаться. - "Что тебе до этой Юли? Не тебя же выкинули на улицу ночью"
- "Меня бы ты и не выкинул, герой" - Настя качает ногой на ручке кресла. - "Или ты думаешь, что все женщины похожи на твою Юлю?"
Вот же сучка, честное слово! Меня начинает заводить этот разговор и эта нахальная девчонка, сидящая напротив и разглядывающая меня как на торгах.
- "Какая ты - мне известно" - я деланно безразлично отвожу взгляд. - "Мне доводилось тебя..." - тут я осекаюсь.
Настя заливисто смеется. - "Нет, тебе не доводилось!". "Ты не смог тогда, верно?"
- "Верно" - признаю я. - "Тогда не смог. Зато сейчас смогу"
- "Если я позволю" - уточняет эта хищница. И добавляет, чуть помолчав - "А я - позволю...но в обмен".
Эта прямая откровенность и откровенный взгляд напоминают удар током, у меня по плечам и шее прокатывается россыпь мурашек. Я громко вдыхаю сквозь зубы, невольно признавая свою уязвимость.
Самоуверенные девушки всегда были моим слабым местом - они умудряются подчинять себе мою волю, делая это как-то внезапно.
- "Ну и зачем тебе это, Настя?" - я уже пытаюсь договариваться с ней, осозновая, что конкурировать с ней я не могу.
- "А мне любопытно, что было дальше. Это ведь ты притащил меня в свой дом и заставил участвовать в той сцене...я имею право на компенсацию"
Я неопределенно качаю головой. Ну, собственно, так и было. И да, имеет она такое право.
- "Ты виделся с ней?"
- "Виделся, виделся" - нехотя признаю я. - "Я лишь два дня смог дома просидеть..."
- "Стой, не рассказывай дальше" - Настя легко поднимается с кресла, делает два быстрых шага и оказывается возле меня, сидящего в кресле напротив. Она нагибается надо мной, чуть касаясь моей груди краешком блузы. - "Хочешь меня?"
Меня опять передергивает, я ощущаю как теплая волна из груди поднимается к голове.
- "Насть, ты точно извращенка" - но говорю я это уже просто так. Я действительно хочу эту девчонку, и хочу не разумом, а своим животным инстинктом.
- "Вот заодно и узнаем, кто тут из нас извращенец" - Настя тянет меня за руку, поднимая из кресла. Потом прижимается ко мне всем телом, легко касаясь своими губами моих губ.
От нее опять пахнет земляникой - то ли это парфюм такой, то ли она предпочитает детское мыло, но запах приятен. Я отвечаю на поцелуй, обнимаю ее руками, сводя их на ее попке. Блуза чуть холодит мою грудь и живот, составляя прекрасный контраст с ее горячими губами и руками.
В какой-то момент я ощущаю что торопливо расстегиваю пуговицы на этой блузке, боясь, как бы она не отстранилась, как в прошлый раз. Но нет - Настя неожиданно меняется - теперь это мягкая, желанная девушка, только что бывшая хищницей - она вдруг становится жертвой - покорной и доверчивой. Ее губы отвечают на каждое мое касание, она с готовностью изгибается, помогая мне расстегнуть застежки бюстгалтера на спине, ее руки вторят моим, не останавливаясь ни на секунду. Дыхание Насти учащается, я откидываю голову и заглядываю в ее глаза - зрачки широкие, взгляд теряет осознанность...она действительно хочет меня!
Я уговариваю себя не торопиться, заставляю делать все медленно, растягивая удовольствие от этой покорности. Когда я опускаюсь перед ней на колени, задирая ее и без того короткую и узкую юбку-пояс, и касаясь губами тонкой ткани ее трусиков, проводя по ним сверху вниз, то чувствую едва заметную дрожь, пробегающую по Настиным ногам. Она послушно расставляет ноги чуть шире в ответ на мою настойчивость, и я пальцами прохожусь по внутренней стороне ее бедер. У Насти очень тонкая чувствительная кожа, реагирующая на все мои движения, она инстинктивно пытается прижаться низом живота к моему лицу и я ощущаю как легкий земляничный запах сменяется более тягучим и терпким. Чуть оттянув сбоку резинку трусиков, я несколько раз касаюсь кончиком языка нежной кожи под ними, вызывая этим все более сильную дрожь в ногах. Потом чуть усиливаю нажим, проводя языком по губкам, потемневшим от желания, раздвигая их....
- "Дай мне лечь" - через минуту шепчет мне Настя - "Меня ноги не держат"
- "Нет, Настя, стой, я прошу тебя...Я хочу целовать тебя тут" - я не хочу отпускать ее. - "Мне очень нравится твой вкус"
Она со стоном выпрямляет ноги, продолжая стоять, и прижимая мою голову к себе внизу. Я нежно и настойчиво поворачиваю Настю к себе спиной и поцелуи возобновляются: бедра, ложбинка на пояснице, попка. Одна моя ладонь стискивает ее ягодицы, вторая с другой стороны поглаживает чуть заметный треугольник темных волос. Настя начинает постанывать, попадая в ритм движений моего языка на попке и пальцев на губках и между ними.
- "Все, я не могу больше" - ее пальцы находят мои и Настя настойчиво тянет меня подняться с колен. Она прогибается в спине, подставляя ее мне, прижимаясь попой к моим джинсам, и держа одну мою руку в своей, накрывает обеими свою правую грудь. Второй она пытается дотянуться до моего поясного ремня, но ей неудобно и я помогаю. Вместе мы расстегиваем ремень, потом молнию, следом я выпутываюсь из джинсов, снятых вместе с плавками....
Наверное, у меня была очень довольная физиономия, когда мы лежим вместе, отдыхая. Настя смотрит мне в лицо, проводя рукой по волосам, улыбается:
- "Хорошо было?"
- "Угу..." - мне лень разговаривать, я просто утвердительно мычу в ответ.
- "Мне тоже хорошо" - она на секунду прижимается ко мне всем телом, таким горячим и так призывно пахнущим. - "Еще меня будешь?"
- "Неа..." - я потягиваюсь в кровати. - "Может, чуть попозже" - виновато улыбаюсь ей.
- "Тогда пошли пить чай" - Настя решительно перелезает через меня, вставая босыми ногами на пол. Ежится от прохлады - "У тебя тапки есть гостевые?"
- "Щас дам, Настюша" - поднимаюсь следом, накидывая ей на плечи свой махровый халат, она благодарно кивает.
Мы проходим на кухню, начинает закипать чайник, и я колдую с разными травками для заварки.
- "Ты мяту будешь или чабрец?"
- "Да клади все подряд" - она раскуривает две сигареты, одну протягивает мне и усаживается на подоконник, под открытой форточкой. - "Ну рассказывай уже давай" - торопит она меня.
Усаживаюсь рядом на подоконник, чуть прикрывая форточку, затягиваюсь дымом:
- "С какого момента рассказывать? Когда ты ушла в ту ночь?"
Настя дважды кивает, потом говорит: "Ты сам тогда дома остался или поехал за ней?"
- "Дома. Я еще два дня дома просидел..." - я чуть морщусь от воспоминаний. - "Я ж ей звонил несколько раз, но у нее занято было постоянно"
- "Это она твой номер в черный список занесла!" - перебивает Настя
- "Да я уже догадался" - отвечаю. - "На третий вечер не выдержал, оделся и пошел. Она у подруги должна была быть - Иры - у них там постоянно какие-то гости, знакомые собирались".
- "А чего Ире этой не позвонил спросить?" - логично спрашивает она.
А я эту Иру терпеть не мог, и она мне взаимностью отвечала. Считала, что я ее подругу лучшую увел, в семейную жизнь, так сказать.
- "Да понимаешь, мы с ней не в ладах как бы. Я бы позвонил, а она бы меня послала...Есть там Юлька, нет там ее - мне Ира бы все равно не сказала. И не открыла бы, кстати"
- "Тогда смысл к ней идти было?" - Настя тушит сигарету, наливает обе чашки чаем, протягивает мне одну. - "Давай докуривай уже, чай остынет".
- "Ну, я решил, что приду, попробую, вдруг откроет. А если нет - тогда буду ждать, пока Юлька не выйдет. Не вечно же ей там сидеть"
И я вспоминаю, как поздним вечером шел по заснеженному городу. Идти было далековато, можно было и на такси доехать, но мне требовалось привести в порядок собственные мысли, решить что сказать своей любимой, теперь уже бывшей.....

Суд чести общежития
dr_denim_spb
В мою бытность студентом 3го курса (да-да, как раз тогда, когда я познакомился и начал встречаться со своей Юлей, самое начало наших отношений), мне довелось пережить так называемый суд чести. Судили меня и Юльку :-) Эту историю надо рассказывать прямо в лицах и красках.
Началось с того, что после нашего с Юлей знакомства прошли пара месяцев и мы определились, что встречаться в коридорах ВУЗа, да бегать к ней в общажную комнату в перерывах между лекциями уже не комильфо, и надо решать жилищный вопрос радикально.
На тактическом совещании в Юлькиной комнате, вместе с ее соседкой и подружкой решили попытаться пристроить меня в общагу. Причем желательно на тот же этаж, где и Юлька жила. Закавыка была в том, что проживание в общаге предоставлялось только тем студентам, которые не имели местной прописки, да и они, бедняги, месяцами ждали пока освободится хоть какое-то место в любой из комнат.
Ну, меня по жизни выручал мой правильно подвешенный язык, плюс общая склонность в легкому вранью (я называю это развитой фантазией, ежели что). Задача стояла простая - для поселения в общежитие требовались разрешения трех важных начальников ВУЗа: проректора по воспитательной работе, собственного декана и коменданта общежития. Поскольку проректор был фигурой самой значимой, и наличие его подписи явно могло помочь в принятии решений остальными двумя, решено было сначала обмануть именно его.
Я написал заявление о заселении с просьбой выделить мне место, и в качестве аргумента привел махровую ложь о том, что сам я - беженец не местный, финансовое положение семьи не позволяет снимать даже собачью конуру, и вообще прошу мне и стипендию заодно какую выделить для поддержания штанов. Написал, и метнулся к проректору, узнав от старших сокурсников, что с утра проректор бывает в наиболее благоприятном настроении. Прямо-таки удача - в коридоре сам проректор горячо спорил с коллегой о некой фин.компенсации студентам. Это было весьма кстати - я стоял в двух шагах от них, всем своим видом горестным показывая как нелегка жизнь студента, понаехавшего из деревни. Поскольку я им мешал, у меня нетерпливо спросили в чем дело, потом разраженно подписали прошение и подсказали, что в следующий раз я получу не разрешение, а взыскание, ибо отвлекаю серьезных людей от общемировых проблем. Да и фиг с ними, мне проректор еще сто лет будет не нужен!
Декан мой подмахнул, не глядя, заявление, а с комендантшей общежития уже договорилась Юлька. Как она рассказывала потом - пришлось тоже соврать, что я - Юлькин жених и мы вот-вот планируем подавать заявление в ЗАГС и радостные родители нам скоро квартиру купят. Так что задерживаться в общаге нам не придется.
К концу этого дня я уже паковал вещи дома, попутно объясняя маме, что стал взрослым, могу спать с девочками жить самостоятельно, но маму я не забуду и раз в два дня буду показываться дома.
Теперь прикольный момент насчет выделенной комнаты. Поскольку общага не семейная, а студенческая, то мальчикам с девочками не полагается проживать в одной комнате, и весь пятый этаж был разделен на 2 длинных линии - вся левая сторона этажа была отдана девчонкам, вся правая - мальчишкам. В целом, это было удобно - к девочкам мальчики бегали прямо из двери в дверь. Но я решил, что систему пора усовершенствовать. Я зашел в свою новую комнату, и тут же договорился с Владом (к этому времени меня уже знала если не вся общага, то уж наш пятый этаж точно), что Влад остается тут, но к нему переезжает Юлькина соседка Света, а я переселяюсь на ее место к Юльке. Влад мне возразил, что ему нафиг не нужна Юлькина соседка, она вообще какая-то стрёмная :-) Пришлось растолковать, что Света - это та, которую Влад ждал всю свою жизнь! Что это изумительная девушка, она прекрасно готовит и даже (!) неравнодушно смотрит на Влада. Вышло убедительно и я переехал к Юльке.
Далее началась увлекательная обжещитская жизнь с вечерними посиделками, разглядыванием развешенных на веревочках женских трусиков и лифчиков, ночными перекурами в одних плавках на общей кухне, варка глинтвейна в 5-литровой кастрюле, неожиданным сексом на той же общей кухне, обсуждение кто с кем спит и кто у кого лекции будет переписывать.
И вот однажды к нам в комнату стучится Ирина, комендант общежития. Она была классная тетенька, лет 35, бойкая, деловая, с чувством юмора и привлекательная...ну, по нынешним моим меркам привлекательная :-) тогда она мне казалось уже почтенной дамой, да.
Комендант приглашает меня в свой кабинет для обсуждения чего-то, но чего именно - не говорит; мол, разговор не для коридора, а я начинаю предчувствовать какие-то неприятности. У себя в кабинете Ирина вместо своей обычной манеры говорить по делу и глядя в глаза, начинает мяться и ходить вокруг да около.
- "Понимаешь, тут такая история....как бы объяснить попонятнее...Это про вас с Юлей"
- "Ирина, извините, а что случилось-то? Вы говорите прямо, нас тут всего двое" - мне уже очень не нравится ни ее тон, ни ее поведение подозрительное.
- "В общем, тут как бы...так сразу и не скажешь...Вот ты помнишь, что вчера вечером было?" - она смотрит на меня испытующее, похоже, надеясь, что я сам догадаюсь обо всем.
- "Да, конечно, помню. Я еще молодой, у меня память в порядке" - ерничаю - "Я вчера лекции вечером переписывал, потом мылся, потом курил, потом, простите, с Юленькой своей сексом занимался!" - наглею прямо на глазах.
- "Ну вот! Насчет вашего с ней секса..." - Ирина прямо оживилась
- "Не понял?!" - обалдеть, она заговорила о моем сексе! Это что еще за новости? - "А вам что, секс интересен?"
Ирина краснеет, но начинает улыбаться - "Вот представь себе - да, мне интересен секс! Но только не твой с Юлей"
- "Эээ, ну и хорошо, что не мой интересен. А к чему тогда весь разговор? - ну, я уже освоился, могу себе позволить начать развлекаться разговором с комендантом - "Или интересует мой секс с вами?" :-)
- "Ох, господи" - вздыхает Ирина - "что мужику 20 лет, что 40 - только о себе и думают. Ладно, давай прямо - ты вчера с Юлей сексом занимался, хорошо, молодец, поздравляю. Причем вы так долго им занимались, судя по всему, часа два, да?"
Эх, меня уже несет, разговор-то какой - душевный, тема исключительно интересная, меня аж комендант к себе позвала для этого, прямо бальзам на сердце. Ну, давайте обсудим секс!
- "Ирина, что вы такое говорите! Два часа - это был разогрев, хотите расскажу, как сам секс проходил?"
- "Все, прекращай, я тебя позвала сказать, что пока вы вчера с Юлей трахались, половина ребят вытащила из холла стулья в коридор и расселась на сеансе бесплатного секса!" - Ирина все это выпалила и смотрит как я меняюсь в лице.
- "Погодите-ка, какой еще сеанс, мы ж в своей комнате были! Что они могли увидеть, это ж бред какой-то!"
- " А они не смотрели. Они слушали!" - комендант скептически смотрит как я мрачнею. Ну да, Юлька у меня громкая...черт, я ведь вообще не думал, что кто-то может слушать. В общем коридоре всегда такой шум-гам стоит, как-то даже в голову не приходило.
- "Хорошо, я понял вас, мы будем потише"
- "Да нет, поздно уже потише, раньше надо было думать" - сочувственно говорит она - "Там кое-кто из ребят проректору рассказал. Подробно причем"
- "Угу, в лицах и со звуками" - я судорожно думаю, что теперь делать. Блин, с проректором шутки плохи, рассказывали, что он уже пару человек выгонял с учебы и за меньшее, чем секс в общаге.
- "Может, и со звуками" - Ирина задумчиво крутит ручку в пальцах. Мне кажется, что она хочет мне помочь
- "Ирина, а что теперь? Нас не выгонят?"
- "Не знаю еще. Завтра вечером будет суд чести над вами, ребята. Вроде студенческого трибунала"
Хоть ситуация не смешная, но я улыбаюсь - ну смешно же - суд чести над двумя потрахавшимися студентами?
- "А как судить будут? С прокурором и адвокатом?" - нервно смеюсь - "А защищаться можно будет? И че там насчет следственного эксперимента? Я на людях не смогу, наверное, повторить"
Ирина вздыхает, встает из-за своего стола - "Балабол ты, иди, готовься лучше морально. Вас проректор по всей общаге размажет с этими вашими потрахушками. И ведь не только из общежития выгонит, но и с учебы может турнуть, ты это понимаешь?" - открывает мне дверь, показывая что я могу выметаться - "Ты Юльке скажи, что ее скорее всего оставят на курсе и может даже в общежитии, она ж без жилья и приезжая...А вот ты, друг мой, оказывается, еще и проректора обманул насчет общаги. Ты ведь местный, верно?"
Ох, верно....вот и приехали, вот и всплыл мой обман. Да, тут съехать просто никак не получится, как же я попал, похоже...
Уже в дверях спрашиваю - "Ирина, помогите, а? Что делать-то?"
Она иронично поднимает одну бровь - "А ты помнишь, что вы мне сказали, когда подписывали у меня заявление на выделение тебе места?
- "Что скоро поженимся и съедем" - понятно, еще и это вдогонку. Так, моя жизнь вот-вот круто изменится.
- "Вот и бегите сегодня в ЗАГС, подавайте заявление и показывайте его завтра на этом суде. Может, и поможет, как говорится. Все же не просто так тут живете на пару, а почти семейная пара"
- "Думаете, поможет?" - я прикидываю шансы этой бумажки спасти нас от отчисления - "Хорошо, спасибо большое, Ирина, мы тогда побежали в ЗАГС".
Возвращаюсь в нашу комнату, обдумывая что бы такого еще сделать ради нашего спасения. Насчет Юльки я не сильно волновался, она в самом деле иногородняя без жилья, проректора она не обманывала, да и мама у нее свое веское слово скажет, ежели чего. В целом, ее можно только пожурить за то, что громко трахалась, а это уж точно смешно :-)
- "Юль, собирайся быстро, я на тебе женюсь" - говорю любимой, заходя в комнату
- "Хорошо, милый, я всегда готова" - зубоскалит она - "Но, может, сначала еще обсудим это?"
- "Юль, я серьезно!" - я хмурый, у меня идет мыслительный процесс - "Давай одевайся шустро, надо в ЗАГС ехать! Времени и так уже полчетвертого!"
Юлька щурится изучающе, потом спрашивает - "Коменда что-то сказала, да? Что там случилось?"
- "Да, нас с тобой из общаги выгоняют, да и отчислением попахивает. Потрахались мы с тобой вчера неудачно, блин, пол-общаги нас слушало! Завтра какой-то суд дурацкий будут устраивать, надо срочно задницы прикрывать. Коменда рекомендует заявление в ЗАГС подать, может, и сработает."
Юлька разочарованно выдыхает - "Ну, понятно, ты в ЗАГС пойдешь только под угрозой отчисления. У меня папа на маме так же женился"
- "Так, Юль, хорош, не до шуток, какая женитьба, мы с тобой всего несколько месяцев как знакомы" - я злюсь на ее несвоевременные претензии - "Вот проскочим завтра эту инквизицию, поговорим о свадьбе".
Заявление мы подали, получили штамп ЗАГСа на свой экземпляр, и полночи просидели за чаем, обсуждая как будем "выезжать" завтра. В итоге решили, что будем смотреть по ситуации и ориентироваться на реакцию этих "судей".
На следующий вечер на 5м этаже нашей общаги был полный аншлаг! В холле, где стоял телевизор и мягкие диваны со стульями, было столпотворение. Я заметил там и наших общежитских, и проректора с руководителем профсоюза (желчная в возрасте тетка, она меня на дух не переносит!), и своего декана (а вот это - добрый знак, как раз он меня вполне привечал и с его сыном мы одно время по кабакам вместе тусили), и множество мне незнакомых лиц, и даже пара родителей чьих-то была. Общее настроение у собравшихся было вполне праздничным - ну еще бы, такое событие! Будут судить двух студентов, которые умудрились на#бать всю систему - живут вместе, трахаются днями напролет, орут оба как резанные при этом, да еще один из них - третьекурсник, который вообще не понятно что делает в общаге. Все как-то радовались - тема суда была, видать, родной многим :-)
Первым выступил проректор. Он громко и косноязычно пытался облечь обвинение в бюрократические штампы и это веселило собравшихся.
- "И эти два студента воспользовались своим служебным положением и мээээ....находясь вместе ночью....мэээээ....занимались...ну, интимными вопросами..."
Народ загомонил - "да уж, это реально странно! Вдвоем ночью и интимными вопросами! Нет, чтобы учиться", "А точно интимом-то? Может, это они так лекции громко учат?", "Ну молодцы, чо, я в их возрасте тоже любил интимом позаниматься", "А я и щас бы не против, например! С такой-то девочкой!"
Проректор краснел, но продолжал забивать слова-гвозди:
"И эти студенты...кхм...своими звуками интима....мээээ....мешали другим своим товарищам спать"
Тут уже начали ржать - "А мне они не мешали, я вообще люблю спать под такие звуки", "Это кому они там мешали? Да наоборот - помогали! У меня вон вчера не получалось, а как их услышал!", "Вот бы мне кто так помешал ночью"
Проректор еще минут десять описывал социальную опасность нашего деяния, вызывая взрывы смеха. К концу его речи нас уже поддерживали большинство присутствующих, даже эта профсоюзная тетка улыбалась.
Но вот поднялся начальник отдела кадров ВУЗа. Это был деловой мужик, крепкий и четкий, по-моему, бывший вояка.
- "Ладно, посмеялись и хорошо. Не вижу ничего страшного в том, что молодые занимаются тем, чем и положено заниматься по ночам молодым. Это мы уже по ночам спим, а у них другие интересы и правильно делают".
Это его заявление вызвало общее одобрение, кто-то даже захлопал.
- "Но, в любом случае, живут они не одни, вокруг другие студенты и нечего мешать им отдыхать по ночам, я считаю" - гул стал утихать
- "И к молодому человеку есть еще одна претензия, более серьезная, чем громкий ночной секс" - он сказал это так внушительно, что впервые с начала суда, установилась тишина и все прислушались.
- "Он указал в своем заявлении, что является иногородним, не имеет жилья и просит ему выделить комнату. Хотя жилье у него есть. Вот это уже обман, верно я говорю, молодой человек" - обратился он, поворачиваясь ко мне.
Я уныло кивнул, мол, верно, обманул, да.
- "Что-то имеете сказать на эту тему?"
Я встал, поправил пиджак, откашлялся - "Все верно насчет обмана, но не совсем...Понимаете, я живу с мамой, своего жилья у меня нет. И последние полгода так получилось, что с мамой стало жить как бы....мммм... некомфортно"
Тут чей-то голос вставил:
"Ну да, если судить по вчерашним вашим приключениям, маме так тоже жить не нравилось"
Смешки прокатились по холлу, народ снова заулыбался.
- "В общем, я был вынужден жить у друзей, так что на момент написания заявления я себя считал в целом без жилья...Хотя формально я прописан у мамы, это верно" - говорю я, всматриваясь в лица проректора и кадровика. - "Мне действительно было негде жить, потому пришлось вот так вот обмануть вас...Я прошу прощения, правда"
Кадровик помолчал, потом повернулся ко мне: "Молодой человек, врать нельзя, понимаете, да? Хотя ничего страшного и не произошло. Но вам сейчас есть где жить?"
Я уловил какое-то движение сбоку, скосил глаза и увидел, как комендант Ирина кивает мне головой - мол, скажи, что есть.
- "Да, сейчас уже есть. Мы с Юлей решили пожениться, вот и заявление подали даже " - показываю заявление - "Родители обещали нам жилье купить или арендовать на первое время"
- "Хорошо" - это вступил опять проректор. - "Я считаю, что достаточным наказанием будет выселение из общежития в течение недели. Ясно вам?"
Киваю, да, ясно. Юлька тоже молча кивает.
- "А насчет учебного процесса - это вопрос к декану студентов. Что скажете, Михаил Юрьевич?"
Мой декан, не вставая, с места отвечает: "Вопросов по поводу учебного процесса у студентам никаких нет. Оба учатся на "отлично", нам бы таких студентов побольше, кстати"
Уффф, у меня отлегло! Спасибо вам, Михаил Юрьевич, огромное! Святой человек просто, не зря я к нему дважды с коньяком заходил! :-) А ведь если бы не его веское слово, проректор запросто мог бы отправить меня на отчисление. А восстанавливаться на бюджете было бы ой как непросто...
- "Все, давайте заканчивать этот цирк" - опять кадровик - "Молодые люди все поняли, надеюсь. Вопросы есть к нам?"
Нет, мы мотаем головами, радуясь, что так дешево отделались.
Собравшиеся начали подниматься, появился шум отодвигаемых стульев, послышались голоса, обсуждавшие нас и ситуацию в целом, народ потянулся к выходу, доставая сигареты.
- "Я вам так скажу, молодые люди" - военный-кадровик подошел к нам - "Я бы вас не отдал Самохину" - это он про проректора. - "Ему плевать было на то, что вы в общаге живете незаконно. Его вчера взбесило, что вы сексом по ночам занимаетесь! Он аж кипел, когда мне рассказывал."
Я несмело спрашиваю - "Ну, вы же понимаете, мы ведь молодые, это как бы для нас нормально..."
- "Да так и есть" - он нахмурился и сжал мне руку. - "Это проректор у нас, наверное, уже неспособен ни на что, вот и бесится....Ладно, не переживайте, приходите через три-четыре месяца ко мне, все забудут о сегодняшнем случае, я Юле помогу обратно вернуться в общежитие. Но несколько месяцев придется пожить где-то еще, учтите"
Юлька меня обняла от радости, заулыбалась. Ей реально негде было жить, она ведь иногородняя, а у нас дома жить моя мама не позволяла.
Я горячо поблагодарил кадровика, заверив его, что несколько месяцев мы перекантуемся как-нибудь, не вопрос.
Выхожу с подругой моей милой из общежития, обнимаю ее крепко, все-таки проскочили вроде как. Сокурсники на крыльце уже сигарету протягивают:
- "Молодцы, нормально держались, ну и Юрьич с тем дядькой помогли, верно? Ну что, где жить-то будете?"
Да, теперь нам оставалось придумать, где мы будем жить следующие несколько месяцев :-)

Я так жить был не согласен. Часть вторая.
dr_denim_spb
Я любил Маришу, и понимал это отчетливо. Понимал, что это – моя девочка, моя единственная, самая дорогая и самая нужная. Я плохо засыпал без нее; если утром вдруг она уходила на учебу раньше меня – мне не хватало ее на кухне, там стояла такая оглушительная тишина…
Но одновременно понимал, что больше я не хотел отношений, в которых я чувствовал бы себя рабом. Сама мысль о том, что я не способен разорвать отношения – была невыносима. Как можно выбрать между правой рукой и левой? Но беда была в том, что выбирать приходилось, увы. Случилась ситуация, в которой говорят: «Без неё очень плохо, но с ней невыносимо».
И я принял решение. Расставаться было пора, каждый день приносил мне такую муку от мысли о безвыходности; что я – не волен, я не могу жить как я хочу! Может быть, мне бы и не надо было бы жить свободным, и я вполне мог быть счастлив с ней в браке, но…я должен был быть способным на свободу! Важна было даже не сама свобода, а возможность ее иметь. Но в этом мне было отказано.

К этому моменту, как мне помнится, я уже закончил учебу и вышел на работу. В соседнем отделе работала девушка - Настя. Вполне себе средней внешности, ничего особенного в манерах или поведении, просто – девушка как девушка. Я на таких в жизни, собственно, и не засматривался никогда, их всегда было много, и каждую не рассмотришь. Но у Насти были два больших плюса – она была свободна от любых текущих отношений, и я ей был симпатичен.
План созрел давно, просто я его откладывал из-за его непорядочности. Да, в целом, правильное слово тут было бы – из-за подлости. Сейчас же время пришло, я не желал больше тянуть. Мы с Маришей пригласили в гости коллег-новичков, которые, как и я, только недавно устроились к нам в компанию.
Пришло шесть человек, в том числе и Настя, конечно же. Тот вечер удался – все присутствующие были примерно одногодки, нас объединяла общая работа, общие новости и планы, девчонки выглядели здорово, ребята были приятные и в меру трезвые. Открыли вино, выпили все за наших милых девчонок, потом за планы на будущее, не забыли и родителей, прозвучали тосты за будущих детей. Из музыки была выбрана бессмертная классика, а Марина достала настольную игру «Монополия», которую с азартом все и подхватили.
В течение всего вечера я был рядом со своей Маришей, но мой взгляд постоянно находил новую коллегу. Откровенно говоря, она отвечала мне такими же взглядами. Знаете, есть такой адреналиновый драйв в том, что ты сидишь со своей девочкой, обнимаешь ее, а твои глаза глядят в глаза другой…и этот чужой взгляд говорит тебе «Да». В этом есть что-то дьявольское, затягивающее в омут. Да, я понимал, что все это и выглядит, и на самом деле является свинством, но в тот момент в ушах как будто звучала музыка, и взгляд другой женщины манил. Он говорил мне, что другая женщина готова подчиниться, она будет повиноваться тебе, тебя признавали и тебе отдавались заранее. Остроты и пикантности ситуации придавало то, что у меня был план. Тот самый план, по которому я должен был наконец-то порвать со своей зависимостью от моей любимой девочки.
На часах было уже пол-одиннадцатого вечера, когда гости начали уставать от веселья, и в это время позвонили Маришины подруги – они частенько втроем с Мариной «зажигали» на дискотеках. Танцевать девчонки любили и умели, и нередко случалось, что я отправлялся с ними; реже – оставался дома; но я всегда забирал свою подругу с дискотеки.
Марина попросилась поехать с ними, и позвала меня, мне пришлось отказаться, говоря, что устал и пора провожать гостей и делать уборку. Тогда Марина уехала продолжать веселье с подругами, а тут и гости начали одеваться. Пока ребята одевались сами и помогали одеваться девушкам, Настя как бы невзначай пропустила остальных вперед и стояла вместе со мной в проеме двери в комнату. Воспользовавшись общей суматохой в коридоре, я пристально глянул Насте в глаза. Она приняла этот взгляд. Долгих три секунды мы смотрели друг на друга, и в этот момент между нами как будто проскочила искра. Пока остальные были заняты одеждой и обсуждением маршрута поездки по домам, я медленно опустил руку за спину Насти, стараясь чтобы жест не привлекал внимания, и мягко коснулся ее попы, готовый отдернуть, если я вдруг ошибся. Всего лишь коснулся, не более. Но нет, ошибка была исключена – Настя, продолжая поддерживать разговор с друзьями, немного наклонилась вбок – ровно настолько, чтобы моя рука практически легла на ее попку.
Все было сказано, яснее уже и быть не могло.
Я как-то вдруг резко охрип, и закашлявшись, нарочито громко спросил, не поможет ли Настя мне с уборкой, а то праздновали все, а убираться предстоит мне одному. Настя, не поворачивая головы, ответила, что и сама хотела это предложить, но стеснялась. В этот момент я отметил, что у нее изменился голос – он такой стал таким тягучим, медленным, даже липким. И еще я заметил взгляды двух остальных девушек – они искоса глянули на Настю, потом друг на друга и улыбнулись. Похоже, что никакой секретности нет. По крайней мере, для них. А ведь я был уверен, что все мои фривольности с обменом взглядами в течение вечера были никому не заметны!
Гости с чувством попрощались, ребята вызвались проводить девушек до такси, а мы С Настей остались вдвоем. Скрываться уже не было необходимости, к тому же я хотел определенности, граничащей с наглостью, и, как только закрылась дверь, я медленно повернулся и притянул ее к себе, касаясь ее губ своими. Ощущение от поцелуя было изумительным, к тому же сердце, как молотом, билось в груди, голова чуть кружилась от выпитого спиртного. Настя изумительно пахла земляникой и у нее были такие мягкие и покорные губы.
Пока мы вдвоем перемывали посуду и наспех прибирались в комнате, я постоянно касался то Настиного бедра, то ее густых темных волос, то просто смотрел на нее – она казалась мне каким-то чудом. Странно, что я раньше не замечал этого, как же она была красива. Странное ощущение, будто меня два – один с Маришей, любящий и единственный; второй – тут, в комнате, держащий в кольце своих рук другую, тянущий поцелуем губы чужой, но такой сейчас желанной мне женщины…
Незаметно оказалось, что времени уже половина второго ночи, и пора что-то делать – либо провожать Настю на такси, либо оставлять ее дома у себя. Настя с бокалом вина спокойно сидела в кресле, с легкой улыбкой наблюдая за процессом принятия мною решения. Но я понимал, да, я понимал, что же не за тем устроил этот вечер встречи, чтобы отправить сейчас ее домой – мне надо было решить вопрос «развода» со своей девушкой. Это решение вроде было принято давно, но до сегодняшнего дня что-то меня останавливало, что-то мешало мне сделать последний шаг. Нелегкие для моей совести аспекты непорядочности и измены я уже в голове уложил к тому времени: совесть была благополучна «придушена», и оставался единственный вопрос - что делать, когда приедет обратно Маришка. Точнее, как себя вести и чего ожидать от одной и от второй женщины.
Тогда я отправил своей любимой смс, спрашивая, когда она приедет и не хочет ли остаться у подруги ночевать. Мариша ответила, что оставаться где-либо она точно не хочет, а хочет она вернуться в своему любимому и через час будет дома. Ее ответная смс со смайликом спрашивала меня, жду ли я ее и хочу ли чего необычного?
У меня начало меняться настроение. Я почувствовал, как внутреннее возбуждение, вызванное Настиным присутствием, сменяется на внутренний протест. Голова прояснялась, откуда-то появился внутренний скепсис от всей этой ситуации, и я начал осознавать, что происходит какая-то ерунда. Подняв голову, я кинул взгляд на кресло с сидящей в нем Настей. Похоже, что и она отчетливо видела, что происходит в моей голове, поскольку ее голос был прежним – тихим, спокойным, но из него исчезли тягучие нотки. Он был даже задумчивым и понимающим:
- «Ты хочешь, чтобы я уехала?»
И этот вопрос решил все. Я встал, протянул ей руку и ответил твердо
– «Нет. Ну, конечно, нет».

Когда мы оба приняли душ, Настя помогла мне перестелить белье на нашей с Маришкой кровати; я зажег ночник и мы улеглись, обсуждая, как прошел вечер.
Возбуждения уже не было, вместо него появился страх. Это был не страх от начинающейся близости с Настей, не страх неудачи, нет. Страх был иррациональный, неосознанный – я не понимал, чего именно боюсь. Мне просто было страшно, неуютно, и холодно.
Настя решила мне помочь – она потянулась ко мне, ее горячее бедро легло на мое, руки обняли мою голову и мягкие губы коснулись моих губ. Она была такая горячая, живая, и это на минуту разжало оковы моего непонятного страха. Как только я почувствовал ее тело своими руками, сжал ладонями ее попку, прошелся губами по шее вниз – мне стало легче. Возбуждение начало нарастать, я начинал ощущать правильную мужскую реакцию, движения рук и губ начали ускоряться, откинутая назад голова и прядь волос, упавшая на обнаженную белую грудь…
В этот момент Настя мягко отстранилась от меня, и глядя в глаза, тем же самым волнующим тягучим голосом спросила:
- «Погоди…ты уверен?»
Этот вопрос подействовал на меня как ледяной душ. Вот зачем было, спрашивается, это говорить? Ведь все шло как надо!
Я вскочил с кровати, чувствуя, что ничего уже не хочу. Рывком натянул плавки, валявшиеся у кровати, затем в бешенстве кинулся на кухню. Трясущимися руками налил себе остывший кофе, плеснул сливок и затянулся сигаретой, встав у форточки. Я стоял, держа сигарету и чашку с кофе, нервно затягиваясь раз за разом и выпуская дым через ноздри. Мне было слышно, как сзади, осторожно, босыми ногами ступает Настя, выходящая из комнаты; слышал, как она несмело подходит сзади, аккуратно обнимает меня и прижимается своей горячей грудью к моей спине. Шепчет в ухо
- «Не расстраивайся ты, ну вот правда…Ты ведь не секс от меня ждешь, тебе надо с Юлей что-то решить, я чувствую…Что у вас произошло?»
Я опустился на стул окна, показал Насте жестом, чтобы тоже садилась рядом, и начал рассказывать. Мне опять становилось легче. Не так, как пять минут назад, при возбуждении, но точно легче. Я курил, прохаживался вдоль окна, сбивчиво говорил о своих чувствах к Маришке, как не могу больше так жить, что мне нужна девушка, чтобы помочь.
Настя слушала, периодически прижимаясь и грея меня своим горячим телом; время от времени, когда я останавливался, она запускала ладонь в мои волосы и пропускала их между пальцами. Все это как-то успокаивало, настраивало на нужную волну.
Когда я выложил все, что меня так волновало, то ощущал себя много лучше. Мне было спокойно, я знал, зачем мне был нужен этот разговор и что меня понимают. Настя докурила:
- «Так чем тебе помочь?»
Я растерялся:
- «Ээээ, я не знаю, Насть…я думал, что в процессе станет само понятным. Ну, вообще, я рассчитывал, что твое присутствие поможет мне сказать Юле «прощай»
Настя хмыкнула:
- «Оригинально ты придумал – в вашей общей кровати другая женщина и это как-то должно помогать? Мне вот так не кажется. Максимум, чем тебе это поможет - тем, что Марина взбесится и уйдет сама... А она взбесится, кстати?»
Я не знал. Подобных случаев еще не было у меня с Маришей. Я рискнул предположить, что это может сработать. Настя жестом позвала меня обратно в кровать, добавив, что смысла тут мерзнуть под открытой форточкой никакого, пойдем греться и ждать твою девушку. Еще она спросила меня, как ей быть – одеться и сидеть в кресле к моменту прихода Марины или этот мой план предусматривал ее нахождение постели? Я ответил, что - лучше в постели, тогда у меня не будет возможности дать слабину.
Вскоре зазвонил дверной звонок, это была смешная мелодия детства, из какого-то мультфильма. Я замер в кровати. Мелодия проиграла еще раз, но я по-прежнему не двигался. Настя нагнулась ко мне и прошептала:
- «Ну, и чего ты лежишь? Иди открывай».
Я затряс головой, что мол, нет, не хочу.
- «Она будет звонить долго…»
- «Может, она уйдет скоро…решит, что я тоже куда-нибудь уехал»
- «Не уйдет. Я как женщина знаю - она будет звонить хоть всю ночь. И у тебя сердце как у воробья колотится. Иди открывай»
А мелодия звонка играла и играла. Боже, как же я трусил, я просто бессовестно боялся. Идя медленно к двери, я чувствовал на своей спине внимательный взгляд Насти. Спасибо за то, что взгляд не насмешливый, а просто внимательный. Даже в чем-то сочувствующий.
Щелкнули замки, я открыл дверь, и замерзшая, холодная Маринкина шубка прижалась ко мне, горячие губы начали шептать
- «Я так испугалась! Подумала, вдруг тебе стало плохо, ты все не открываешь и не открываешь. Любимый мой, я так тебя хочу, поцелуй меня!»
Я стоял в дверях, неподвижный, в одних плавках, стоял и молча смотрел на Марину. Мою такую любимую, такую красивую, такую желанную и знакомую до самой последней родинки и маленького шрамчика на лодыжке. Мариша в недоумении отодвинулась на шаг, всматриваясь в мое лицо, потом вдохнула запах от меня….не поверила, приблизила лицо и вдохнула еще раз.
- «Ты….ты пахнешь как-то иначе»
- «Ну, я же пил» - я пытаюсь оттянуть момент признания.
- «Нет, это не запах вина, это….»
Марина вскидывает голову, взгляд цепко ощупывает мои плечи, шею, руки, лицо
– «Ты не один?» - и смотрит с неуверенной улыбкой, готовая к тому, что я сейчас рассмеюсь, подхвачу ее на руки и начну шутить про разных девчонок в своей обычной подкалывающей манере.
Но я ровным и неестественно спокойным голосом произнес:
- «Я не один, Мариш»
Она переминается с ноги на ногу, еще не веря, улыбка ее чуть пригасла, но еще видна на губах:
- «А кто у тебя?»
- «Неважно, как ее зовут, Мариша….Просто нам с тобой надо расстаться».
И тут она понимает. Нет, не просто понимает, каким-то женским чутьем она мгновенно догадывается обо всем, что произошло в этот вечер, ее глаза раширились и в голосе появилась первая дрожь:
- «Это ведь Настя, да? Но…но почему? А я? А как же мы? Ты ведь с ней не спал, нет? Скажи, что нет, я ведь и сама вижу, что не спал!» - слова сыплются из нее, как горох.
- «Марина, у меня другая женщина. Я хочу, чтобы мы с тобой расстались» - я совершенно спокоен, мой голос ровный, в нем совсем нет эмоций.
- «Так все-таки же не спал с ней?» - она радуется как ребенок – «Ну зачем ты так, любимый? Давай поговорим, я все пойму, обещаю тебе».
«Марина, мы должны расстаться» - я повторяю это медленно, глядя ей в глаза.
– «Расстаться, понимаешь? Неважно, кто у меня, неважно, с кем я сплю. Важно, что мы с тобой больше не пара».
Она замолкает, глядя на меня неподвижным, остановившимся взгядом. У Маринки очень красивые глаза василькового цвета, они всегда доверчивые, даже когда я подшучиваю над ней; в ее глазах всегда видно это детское доверие, оно помогало мне прощать любые ее дурацкие поступки, благо их было так мало...
Не снимая шубки, Марина медленно садится прямо на пол в прихожей, взгляд моей любимой мечется по обоям, по мне, по двери в туалет, обратно ко мне.
- «Скажи мне, почему? Ведь я люблю тебя» - на ее глазах выступают первые слезы, она неловко вытирает их рукавом, пачкая рыжий мех густыми темно-фиолетовыми тенями для глаз.
- «Солнышко, я тоже тебя люблю. Но больше ч так не могу. Я не могу так больше» - в этот момент у меня просто нет других слов, и я спокоен, но в голове пусто. Начинает болеть сердце, как будто что-то издали сжимает его.
- «Ты же не выгонишь меня из дому, да? Скажи ей, пусть уходит, я пока постою на кухне. Ну, пожалуйста, скажи ей, пусть уходит, я подожду на кухне, правда» - она плачет уже горько и тихо, как плачет всегда.
Я молчу, сдерживаю слезы. Стоит начать говорить, я разревусь вместе с ней.
- «Ну, пожалуйста, ну скажи ей» - Марина уже не говорит, а шепчет, не поднимая головы.
– «Я не могу без тебя, пойми. Я лучше умру, ну, пожалуйста».
- «Я….я не могу, Маришенька» - теперь уже шепчу и я, боясь говорить громко, чтобы мой голос не сорвался.
- «Ты же знаешь, как я люблю тебя, мой мальчик, мой единственный, мою любимый, мой самый лучший…не бросай меня, я сделаю все, пожалуйста» - речь моей любимой становится практически бессвязной из-за душащих ее рыданий.
В этот момент я отворачиваюсь, не в силах смотреть на эту болезненную сцену, и не в силах что-то сказать. И замечаю, как прислонившись к проему комнатной двери стоит, укутавшись в одеяло, Настя. Она смотрит на меня, потом переводит взгляд на сидящую у моих ног ревущую Марину, и ее лицо становится жестким. Одними губами она произносит
- «Сволочь же ты».
Потом Настя разворачивается и так же неслышно скрывается в комнате.
Но ее появление придало мне сил. Я поднял Марину на ноги и, удерживая на весу, начал говорить: «Любимая моя, уезжай, пожалуйста. Уезжай к Иринке, у нее можно переночевать, завтра все будет нормально, все будет по-другому. Я тебя прошу!»
Марина покорно слушает меня, потом безучастно кивает головой, окончательно растирает косметику по лицу рукой, всхлипывает и поворачивается к двери. Медленно-медленно проходит эти три шага, отделяющие ее от двери, ожидая что я все-таки передумаю и позову ее. Вся ее фигура выражает готовность кинуться обратно.
Но я молчу, наблюдая как она открывает дверь и спрашивает меня, не оборачиваясь.
- «Уходить?»
Я киваю, и добавляю:
- «Уходи».
Через три секунды дверь закрылась, вновь щелкнув замком, но на площадке послышались медленные шаги вниз по лестнице. И еще я слышу, как, спускаясь, Мариша начинает реветь уже в голос, и это так похоже на плач ребенка – отчаянный и безысходный…
А мне предстоит вернуться к Насте, есть ведь еще и она. И с ней тоже надо сейчас что-то решать….

Я так жить был не согласен Часть первая.
dr_denim_spb
В этом рассказе хочу рассказать, как был свидетелем очень сильной любви девушки. Такой любви, от которой случились многие радости и многие горести в моей жизни.
Мне был 21 год, учился я в техническом ВУЗе, причем на "отлично", имел прекрасно подвешенный язык, что мне здорово помогало и учиться, и знакомиться с девицами.
На тот момент я был прочно связан отношениями с девушкой по имени Юля. Юлька была очень яркой и сильной личностью. Внешне она выглядела тоненькой, легкой, очень подвижной, со светлыми длинными волосами и очень аккуратной фигурой. Но важен был ее характер - дерзкий, острый язык, быстрая реакция на чувства и эмоции, она мгновенно ориентировалась в любой компании, была всегда заводилой и умела даже пить (!). При этом имела домашнее воспитание, была начитанна и разборчива в людях. В целом, Юля производила впечатление начинающей хищницы с хорошими манерами и принципами. Стоит упомянуть, что она пользовалась немалым спросом среди сокурсников, но принципиально не связывала себя ни отношениями, ни сексом.
Я получил эту девушку в результате некоей долгой махинации - в нужное время и нужном месте сработало мое красноречие, и то, что я был старше всех ее сокурсников, и то, что я был местный, а она - приезжая.
Отдельно надо упомянуть, что я оказался ее первым мужчиной (это был сюрприз для меня в первую нашу ночь - я был уверен, что у такой девочки уже имеется за плечами солидный опыт секса). И этот факт повлиял на ее отношение ко мне - первому мужчине.
Юлька влюбилась. Влюбилась сильно, с треском, с полной самоотдачей. У меня возникало ощущение, что в ее голове была заложена программа - беречь себя для единственного. И Юля себя берегла, да. Она была нахальна с мужчинами, она могла заигрывать и флиртовать, она даже дарила авансы поцелуями, за нее платили на дискотеках и в кафе...но никто и никогда не получал ее тело и ее чувства. Мы, пацаны, тусившие с ней в одной компании, не раз обсуждали - а почему? Почему она не дает никому? Почему она садится на колени на дискотеке, но не позволяет себя обнимать? Почему охотно целуется, но стоит только задержать руку на ее бедрах, как тут же получаешь гневный взгляд, а то и по руке схлопочешь? Почему Юля поддержит вечерние посиделки в общаге с пивом и вином, но даже будучи выпившая - контролирует и себя, и мужчин рядом? Один сокурсник рассказывал, что он однажды пытался попасть к Юле в общажную комнату, ночью, после возвращения с дискотеки. Ломился минут 10, клянясь в любви, и обещаю замуж. В итоге Юля открыла дверь и врезала ему с двух сторон по щекам, чтобы пришел в себя. Что-то еще сказала, вроде...что - неизвестно, но желающий утих и ушел спать к себе.
Это вообще была отдельная тайна. Кто-то считал ее обычной разводилой, кто-то говорил "выпендривается", а некоторые думали, что у нее есть постоянный парень, просто он остался в том городе, откуда она приехала.
Так вот, Юлька влюбилась. После первой недели, проведенной вместе в одной квартире, мы стали неразлучной парой - таскались вместе чуть ли не лекции друг к другу. Меня знали все ее преподы :-) А также - весь этаж ее общаги. Мы старались не расставаться весь день, в перерывах между лекциями она бегала постоять со мной, пока я курю на крыльце моего корпуса.
Вот эта ее любовь...вообще, я так и не смог ее понять. Мне было дико, что меня ТАК хотят, что меня поддерживают во всем и всегда, что без меня не мыслится ни одни день. Юля была рядом постоянно и непрерывно.
Первое время (первый год, скажем так) я всячески поощрял ее чувства. Я был внимателен, заботлив, я часами рассказывал ей все, что знал интересного, мы гуляли ночами (полярный день, знаете ли), мы занимались сексом если не каждый день, то через день точно. Много раз после секса она плакала у меня под мышкой и говорила, что ее сердце разрывается от любви. Однажды я попал на «разборку» с какими-то мужиками-полубандитами. Мне надо было идти туда, за компанию с товарищем одним. Юлька не просто напросилась со мной, она твердо заявила, что она всегда будет рядом со своим мужчиной! Тем более, когда я в опасности.
Периодически, я ловил себя на мысли, что происходит что-то не то, что так быть не должно, это уже «через край»…но я снова и снова видел ее любящие глаза и ее улыбку, и эта мысль исчезала.
На втором году наших отношений, стали появляться некоторые проблемы – случались скандалы, трения, недовольства. Юля была достаточно своенравной девицей, и эта черта пробивалась даже сквозь ее чувства. Но стоило только мне заикнуться, что «ну, если тебе не нравится – давай я сегодня один дома побуду» и все возражения снимались. Вроде она сама понимала, что с ней происходит, мы несколько раз обсуждали даже. Просто Юля всегда говорила – «Я люблю тебя, и ради этого я готова на всё». Вот это ее «всё», кстати, было очень даже суровой правдой.
Буду честен – мне очень льстило такое отношение к себе. Я наедался им, купался в нем, ел в три горла. Первое время. Но настало и другое время – когда я пресытился. Мне требовался отдых, я хотел побыть один, мне не хватало общения с другими девчонками, наедине с друзьями, да просто одиночество стало для меня мечтой.
И я начал поначалу неосознанно, а потом – понимая, что делаю – мучить свою подругу. Знаете, как это бывает? Когда мужчина начинает девушку сначала подкалывать, потом исподволь стебаться, потом уже прямым текстом говорит – «Я сегодня занят, иди к себе в общагу». Весь второй год знакомства росло мое недовольство и мои издевки над Юлей. Не сказать, что был прямо садист, но уколоть и поддеть умел больно. И колол, и поддевал. Любимая спрашивала – за что я так с ней? В такие минуты я оттаивал сердцем, возвращался к себе прежнему и день-другой все было как и раньше. Но колесо-то проворачивалось, и обороты становились все чаще и чаще.
В какой-то момент я не выдержал и решил расстаться. Ну, как расстаться – скорее, сделать вид, что расстаемся, побыть неделю-другую один и вернуть все назад. Я надеялся, что после пары недель в одиночестве, Юля немного образумится, охолонёт и придет в себя. И наши отношения станут более спокойными, ровными как бы. Мне не требовался уже этот сумасшедший фонтан любви и эмоций, я хотел просто ровного горения чувств.
В тот день мы шли с занятий ко мне домой. Всю дорогу я вдумчиво и дотошно расписывал ей наши отношения, что я чувствую и чего хочу. Юлька шла рядом, опустив голову и периодически я замечал, как она кусает губы. Понимал, что ей больно слышать мою лекцию, но и откладывать этот разговор я тоже больше не мог. В какой-то момент она подняла голову и я увидел слезы на любимых глазах. Черт, как же мне было стыдно! Я шел и сознательно мучил свою любимую девочку этим лекторским тоном, объясняя ей почему ее мальчик устал и почему он ее любит меньше, чем раньше…
Юля спросила – «Ты любишь меня?» Ну, что может мужчина ответить на такой вопрос, да еще и заданный потерянным безжизненным голосом? «Конечно, я люблю тебя, Юля! Просто у нас с тобой возникла проблема…». «Да, я уже это слышала…» - ответила она, ее голова опять поникла, и я видел как слезы капают на асфальт. Мне было очень больно, мучительно, я действительно страдал вместе с ней, но остановиться сейчас означало, что весь этот разговор бы просто исчез и завтра пришлось бы начинать по-новой. И я держался. Держался, хотя у меня и самого слезы подступили.
«Ты хочешь меня бросить, скажи честно, любимый мой?» - в ее тоне была такая безнадежность, такая тоска и страх.
«Нет, Юль, я не хочу расставаться, но нам надо не так часто бывать вместе, мы надоели друг другу, понимаешь?»
Тут она хватает меня за руку и с такой надеждой в голосе говорит мне – «Ты не надоел мне, я клянусь тебе! Ты никогда мне не надоешь!»
«Ну, Юль, ну вот чего ты. Ты же понимаешь, что я хочу сказать» - я сам стою, голова вниз, слова не идут.
«Понимаю…Я тебе надоела. Ты хочешь меня бросить»
«Да нет, не бросить, ну просто временно расстаться, прийти в себя, а потом..,»
«Не будет никакого потом, зачем ты мне врешь» - она смотрит на меня, слезы мешают ей, но взгляд Юля не отводит. «Ты просто уйдешь и уже не вернешься. А если вернешься, то ты будешь другим. Я знаю это».
«Юль, прекрати, почему я буду другим? Все будет нормально, я тебе обещаю!»
«Нет, милый мой, я это знаю. У меня мало опыта с мужчинами, но я это знаю» - Юлька горько плачет, звук ее голоса тихий, но боль в нем так велика, что стоящий метрах в 10 мужчина поворачивается и его лицо кривится, как будто ему больно.
«Знаешь…если я не нужна тебе, то себе я тоже не нужна»
Смотрю на нее, не понимая, что она хочет этим сказать. Говорю ей осторожно – «Это ты к чему так?»
«Я не хочу жить без тебя. Я просто не хочу жить. Я живу для тебя и с тобой. Если тебе я не нужна, то я не нужна никому».
Радуясь, что разговор от непосредственной темы расставания, я начинаю ей доказывать, что есть мама, который нужна ее дочь, что есть друзья, что есть планы в жизни. Да и как мужчина я не последний в ее жизни.
В какой-то момент она обрывает меня тихой фразой – «не надо больше, я все поняла. Прощай».
Фух, внутренне я выдохнул, вроде как прощаемся, значит, первый этап закончен, надо будет просто обождать.
Юлька отступает от меня, направляется к соседнему дому, это пятиэтажка, выкрашенная в какой-то дикий розовый цвет. Окликаю ее вопросом куда она собралась.
«А все равно уже куда» - отвечает она и заходит в подъезд. Странно, это ведь совершенно случайный дом, там вообще никто из знакомых не живет. Ну, наверное, будет плакать там в одиночестве. Но утешать сейчас нельзя, иначе все по-новой. Решаю остаться, чтобы быть уверенным, а то мало ли чего.
Через 3 минуты, только я докурил, замечаю на крыше пятиэтажки движение. Поднимаю голову и у меня падает сердце – Юлька стоит на крыше, прямо у края. Блин, ну вот дура-то! А это такой маленький двор, в нем очень тихо и я слышу как ее туфли по каким-то железякам стучат.
Слышу, как она сверху мне говорит: «Ты все-таки любишь меня?»
Конечно, я заорал, что люблю, что жить не могу без нее, что «спускайся давай, все нормально, я просто не подумал», и прочие правильные слова. Но снимать ее с крыши все равно пришлось самому, она там стояла, пока я не поднялся и не обнял.
В тот день я понял, что ТАКАЯ любовь мне нафиг не нужна. Что быть обреченным на любовь даже самой лучшей, самой замечательной девушки в мире – тяжкая мука. Та любовь обещала мне оковы – сладкие, нежные, но оковы. Я так жить был не согласен.

?

Log in

No account? Create an account